Признание права собственности на земельный участок отсутствующим

Самое актуальное и важное на тему: "признание права собственности на земельный участок отсутствующим" с комментариями профессионалов. Мы постарались доступно все объяснить. Если будут вопросы - вы можете обратиться за консультацией к дежурному юристу сайта.

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2017 г. N 33-КГ17-3 Суд отменил принятое определение о признании отсутствующим права ответчика на земельный участок по делу о признании права собственности на земельный участок, поскольку суд не выяснил, зарегистрировано ли право собственности истца на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли он владеть данным участком

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Марьина А.Н. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ЗАО “Племенной завод “Черново” к Мараевой Л.И. о признании права собственности отсутствующим, прекращении права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности на земельный участок, взыскании государственной пошлины

по кассационной жалобе Мараевой Л.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Марьина А.Н., выслушав объяснения представителей Мараевой Л.И. – Дружинина Е.В., Дружининой С.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения представителей ЗАО “Племенной завод “Черново” Хомченко М.В., Кутейникова И.Е., Нурекенова И.С., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

ЗАО “Племенной завод “Черново” (далее – Общество) обратилось в суд с иском к Мараевой Л.И. о признании права собственности Мараевой Л.И. на земельный участок отсутствующим, прекращении данного права собственности, об исключении записи из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о признании права собственности Общества на спорный участок, взыскании государственной пошлины.

Решением Гатчинского городского суда Ленинградской области от 2 марта 2016 г. в удовлетворении исковых требований Общества отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. решение суда в части отказа в удовлетворении исковых требований Общества о признании права Мараевой Л.И. отсутствующим, признании права собственности на земельный участок, взыскании судебных расходов отменено, принято новое решение, которым признано отсутствующим право Мараевой Л.И. на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . область, . район, ТОО “Рейзино”, массив: Участок . рабочий участок . кадастровый номер . За Обществом признано право собственности на указанный земельный участок. С Мараевой Л.И. в пользу Общества взысканы судебные расходы на уплату госпошлины в размере 6000 руб. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе заявителя содержится просьба об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 17 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.

Судом установлено и из материалов дела следует, что Общество является правопреемником ТОО “Рейзино” (далее – Товарищество), которое создано в 1992 году в процессе реорганизации сельскохозяйственного предприятия совхоза им. . и учредительный договор которого подписан 26 марта 1992 г. (т. 1, л.д. 73-78).

Для обеспечения деятельности Товарищества учредители образовали уставный фонд, который состоял из имущественных и земельных паев участников Товарищества, переданных в коллективно-долевую собственность Товарищества (пункт 5.1 учредительного договора).

18 октября 1993 г. Товариществу выдано свидетельство о праве собственности N 6212 на землю сельхозугодий площадью . га (. кв.м) (т. 1, л.д. 111).

Согласно кадастровому паспорту земельный участок общей площадью . кв.м, расположенный по адресу: . область, . район, . ТОО “Рейзино”, поставлен на кадастровый учет 30 декабря 1994 г. с присвоением кадастрового номера . (т. 1, л.д. 127).

Галушкина Д.М. при реорганизации совхоза . являясь владельцем земельного пая (доли) в размере . баллогектаров, вступила в число учредителей ТОО “Рейзино”.

2 июня 1996 г. Галушкина Д.М. умерла.

13 февраля 1998 г. Мараевой Л.И. государственным нотариусом Гатчинской государственной нотариальной конторы Бурхановой Д.А. выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию после умершей Галушкиной Д.М. В состав наследственного имущества вошел земельный пай, который принадлежал умершей на основании свидетельства на право собственности на землю, выданного 27 февраля 1996 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству администрации Гатчинского района Ленинградской области (т. 2, л.д. 88).

26 декабря 2006 г. в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним зарегистрировано право собственности Мараевой Л.И. на земельную долю в размере . баллогектаров в праве общей долевой собственности на земельный участок сельскохозяйственного назначения с кадастровым номером . (т. 1, л.д. 232).

29 сентября 2010 г. за ответчиком Мараевой Л.И. зарегистрировано право собственности на земельный участок площадью . кв.м по адресу: . рабочий участок . кадастровый номер . (т. 1, л.д. 202).

Данный участок выделен ответчиком для ведения сельского хозяйства из земельного участка с кадастровым номером . принадлежащего на праве собственности истцу, и поставлен на кадастровый учет 9 августа 2010 г.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Общество не представило доказательств внесения Галушкиной Д.М. своего земельного пая (доли) в качестве учредительного взноса в созданное при реорганизации совхоза Товарищество. Кроме того, суд первой инстанции указал, что истцом пропущен срок исковой давности для обращения в суд за защитой нарушенного права с данными требованиями.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании отсутствующим права Мараевой Л.И. на земельный участок и признании за Обществом права собственности на указанный земельный участок и удовлетворяя требования в отмененной части, суд апелляционной инстанции исходил из того, что имеющимися в деле доказательствами, в том числе учредительным договором Товарищества, подтверждается факт внесения работниками совхоза . своих земельных паев (долей) в уставный капитал Товарищества. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что земельный пай, полученный Галушкиной Д.М. при реорганизации совхоза в 1992 году, передан ею в уставный капитал Товарищества, учредителем которого она являлась, в связи с чем после смерти Галушкиной Д.М. полученный ею земельный пай не мог входить в состав наследственного имущества и у Мараевой Л.И. право собственности на земельный пай, а затем и на земельный участок возникнуть не могло.

Читайте так же:  Аренда земель сельскохозяйственного назначения цена

Между тем судом апелляционной инстанции не было учтено следующее.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Как видно из материалов дела, одними из заявленных Обществом требований были требования о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот земельный участок.

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем совместном постановлении Пленумов от 29 апреля 2010 г. N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” (пункты 58, 59) разъяснил, что лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности.

Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (пункт 52 вышеуказанного постановления).

По смыслу данных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и признании за лицом права собственности на то же недвижимое имущество являются взаимоисключающими.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Общества о признании отсутствующим у ответчика права собственности на земельный участок и о признании права собственности за истцом на этот участок.

Вместе с тем, из приведенных выше разъяснений следует, что возможность обращения как с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим, так и с требованием о признании за лицом права собственности на недвижимое имущество предоставлена лицу, в чьем владении находится имущество.

Однако материалы дела не содержат сведений о нахождении указанного выше имущества во владении Общества.

Доводам о том, что право Общества на спорный земельный участок в ЕГРП не зарегистрировано, поскольку в результате выдела Мараевой Л.И. данного участка в счет своей земельной доли из земельного участка с кадастровым номером . право собственности Общества на спорный участок прекратилось, а также доводам о том, что спорный участок из владения Общества выбыл и находится в ее пользовании, суд апелляционной инстанции оценки не дал.

Каких-либо выводов о том, зарегистрировано ли право собственности Общества на спорный земельный участок в ЕГРП и продолжает ли Общество владеть данным участком, апелляционное определение в нарушение части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не содержит.

Допущенные нарушения являются существенными и могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. и направления дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить спор в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда от 1 июня 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Признать право отсутствующим: ВС разъяснил, когда это возможно

Изображение - Признание права собственности на земельный участок отсутствующим proxy?url=https%3A%2F%2Fpravo.ru%2Fstore%2Fimages%2F4%2F61683

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим ( А08-7941/2015 ). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Читайте так же:  Раздел наследства при разводе

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

“Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим”, – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист “Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не “задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

Решение суда о признании отсутствующим права собственности на земельный участок № 2-3831/2017

Мотивированное решение изготовлено 31.07.2017 г.

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Екатеринбург «24» июля 2017 года

Чкаловским районным судом города Екатеринбурга Свердловской области в составе председательствующего судьи Пироговой М.Д.

при секретаре Мининой А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Рыжовой Анны Иосифовны к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области о признании отсутствующим права собственности на земельный участок,

Рыжова А.И. предъявила Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области иск о признании отсутствующим право федеральной собственности на земельный участок с кадастровым номером №.

В обоснование иска указано, что на основании постановления Главы Администрации города Екатеринбурга от 09.09.1993г. №478а за счет изъятия из землепользования Верх- Исетского лесхоза Горнощитского лесничества кв. №. выд. 14,22,23,30 земельный участок общей площадью 5,6 га., в том числе пашни 5,1 га., сенокосы 0,5 га., был передан Рыжовой А.И. в пожизненное наследуемое владение для организации крестьянского (фермерского) хозяйства.

Рыжова А.И. переоформила право пожизненного наследуемого владения на земельный участок с кадастровым номером № на право собственности.

Земельный участок Рыжовой А.И. с кадастровым номером № оказался включен в общую площадь образованного участка с кадастровым номером №, на которой зарегистрировано право федеральной собственности.

В настоящее время спорный земельный участок находится в собственности двух правообладателей Российской Федерации и Рыжовой А.И.

Истец Рыжова А.И. в суд не явилась, извещена надлежащим образом о времени и месте судебного разбирательства, в суд направила своего представителя.

Представитель истца Хонина Е.В. в судебном заседании исковые требования поддержала по доводам и основаниям изложенным в иске, просила иск удовлетворить. Против рассмотрения дела в порядке заочного производства не возражала.

Ответчик Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области представителя в суд не направил, надлежаще был извещен о времени и месте судебного разбирательства.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Определением суда от 25.07.2016 г., в протокольной форме, к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований привлечен Департамент лесного хозяйства Свердловской области.

Третьи лица Администрация города Екатеринбурга, ФГБУ «Федеральная кадастровая палата Россреестра» по Свердловской области, Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области, Департамент лесного хозяйства Свердловской области в судебное заседание не явились, надлежащим образом были извещены о времени и месте судебного заседания.

С учетом положений статей 167, 233 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и мнения стороны истца, суд считает возможным рассмотреть дело по существу при данной явке, в порядке заочного производства.

Заслушав лиц, участвующих в деле, исследовав и оценив письменные доказательства, суд находит требования Рыжовой А.И. подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 56 Гражданского процессуального кодека Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; иными способами, предусмотренными законом.

Согласно статье 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В соответствии со статьей 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу пункта 1 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных данным Кодексом и иными законами.

Читайте так же:  Районный коэффициент к заработной плате

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав на недвижимое имущество является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке.

Как разъяснено в пункте 52 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 в случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

Судом установлено, что постановлением Главы Администрации города Екатеринбурга от 09.09.1993 г. № 478 а за счет изъятия из землепользования Верх – Исетского лесхоза Горнощитского лесничества кв. №. выд. 14,22,23,30 земельный участок общей площадью 5,6 га., в том числе пашни 5,1 га., сенокосы 0,5 га. был предоставлен Рыжовой А.И. в пожизненное наследуемое владение для организации крестьянского (фермерского) хозяйства. Данное постановление никем не оспорено, не признано незаконным.

На основании данного постановления Главы Администрации города Екатеринбурга от 09.09.1993г. № 478а Уральским государственным научно-исследовательским и проектно-изыскательским институтом по землеустройству УралНИИгипрозем на основании договора № 1 от 10.01.1994 г. выполнен технический отчет об установлении границ крестьянского хозяйства Рыжовой А.И.. Копия технического отчета хранится в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области в государственном фонде данных.

Согласно кадастровой выписке о земельном участке, сведения о земельном участке с кадастровым номером № с указанием разрешенного использования: для крестьянского (фермерского) хозяйства 09.09.1993 г. были внесены в государственный кадастр недвижимости. Правообладатель спорного земельного участка значилась Рыжова Анна Иосифовна, вид права: пожизненное наследуемое владение.

Рыжовой А.И. было выдано временное свидетельство на право пожизненного наследуемого владения земельным участком площадью 4,5 га. по форме утвержденной Постановлением Правительства РФ от 19.03.1992 г. №177. Председателем комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Екатеринбурга был утвержден план границ землепользования.

Рыжова А.И. была зарегистрирована Администрацией г. Екатеринбурга с 29.07.1997г. в качестве предпринимателя осуществляющего деятельность по ведению крестьянско-фермерского хозяйства. Также в материалы дела представлена надлежаще заверенная копия дела № крестьянское (фермерское) хозяйство А.И. Рыжовой хранящееся в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области в государственном фонде данных. В материалах дела № имеется устав крестьянского (фермерского) хозяйства Рыжовой А.И. от 1994 г., копия свидетельства о праве собственности на землю, план границ землепользования крестьянское хозяйство Рыжовой А.И. с выноской геоданных утвержден председателем комитета по земельным ресурсам и землеустройству г. Екатеринбурга Никитиным А.В. Согласно акту технического обследования лесных площадей, испрашиваемых к отводу из состава государственного лесного фонда от 18.02.1993г. установлено, что участок не имеет особое защитное или другое значение и Верх- Исетский лесхоз не возражает против передачи участка для ведения крестьянского хозяйства Рыжовой А.И.

Таким образом, суд находит установленным факт выделения Рыжовой А.И. земельного участка с кадастровым номером № площадью 45 000 кв.м., для крестьянского (фермерского) хозяйства в установленном законом порядке.

Согласно сведениям из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности Рыжовой А.И. на земельный участок с кадастровым номером № зарегистрировано в соответствии с требованиями действующего законодательства. Право собственности Рыжовой А.И. никем не оспорено.

В соответствии с заключением кадастрового инженера Жилы С.В. содержащегося в межевом плане, выполненного в связи с уточнением местоположения границы и (или) площади земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу: с исправлением ошибки в местоположении границ земельного участка с кадастровым номером №, расположенного по адресу: , спорный земельный участок с кадастровым номером № вошел в состав в состав условного земельного участка с кадастровым номером № площадью 695 158 кв.м. входящий в состав земельного участка с кадастровым номером № (единое землепользование).

На земельный участок с кадастровым номером № (единое землепользование) зарегистрировано право собственности Российской Федерации.

Таким образом, участок с кадастровым номером № представляет собой единое землепользование, в котором входящие в его состав участки не являются самостоятельными объектами недвижимости, а выступают частями одного целого.

Ошибка в местоположении границ условного земельного участка с кадастровым номером № входящего в состав ранее уточненного земельного участка с кадастровым номером № (единое землепользование) образовалась в следствии того, что ранее при проведении кадастровых работ не были запрошены в архиве и учтены материалы землеустроительных работ (технический отчет №328а по установлению границ крестьянского хозяйства Рыжовой А.И.) был использован проект границ земельного участка, содержащий ошибочные сведения об объектах недвижимости. Впоследствии при проведении работ по межеванию земельного участка была повторна данная ошибка, что привело к ошибке в сведениях государственного кадастра недвижимости.

При указанных обстоятельствах и с учетом положений действующего гражданского и земельного законодательства, суд приходит к выводу о том, что требования Рыжовой А.И. подлежат удовлетворению.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 194-198, 233- 237 Гражданского процессуального кодекса, суд

Исковые требовани Рыжовой Анны Иосифовны к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Свердловской области о признании отсутствующим права собственности на земельный участок, удовлетворить полностью.

Признать отсутствующим право федеральной собственности на земельный участок с кадастровым номером №, разрешенное использование: для крестьянского (фермерского) хозяйства, адрес (местоположение) в уточненных границах и площадью, согласно межевому плану, выполненному кадастровым инженером Жилой С.В. ООО «Городской Кадастровый Центр».

Данное решения суда является основанием для внесения соответствующих изменений в сведения о земельных участках с кадастровыми номерами № и № в государственный кадастр недвижимости и основанием для погашения записи о праве федеральной собственности на земельный участок № в ФКП «Федеральная кадастровая палата Россреестра» по Свердловской области и Управления федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Свердловской области.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения в течение семи дней со дня вручения копии этого решения.

Заочное решение суда может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Свердловский областной суд через Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга в течение месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, – в течение месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Читайте так же:  Как быстро получить гражданство финляндии

Решения судов в категории “Споры, связанные с землепользованием -> Споры о праве собственности на землю -> иные споры о праве собственности на землю”

ФИО4, действуя в своих интересах и в интересах несовершеннолетней дочери ФИО2, обратилась в суд с иском о признании права собственности на земельный участок площадью 1200 кв.м., расположенный по адресу: Санкт-Петербург пос. лит. А, ограниченный сл.

ФИО1 обратился в суд с иском к ответчику с настоящим исковым заявлением, требования мотивированы тем, что дд.мм.гггг ФИО1 обратился с заявлением в орган местного самоуправления (ответчику) о выдаче разрешения на ввод в эксплуатацию гаражного бокса.

Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

Изображение - Признание права собственности на земельный участок отсутствующим proxy?url=https%3A%2F%2Fzakon.ru%2FContent%2Fentriesattachments%2F1ef91e0a-e0cf-4ce2-8481-7b764897a40d

В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

Читайте так же:  Одновременное перестроение на дороге

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ.[1] Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

[1] Определения Верховного Суда РФ от 26.12.2016 № 306-ЭС16-17423 по делу № А12-55763/2015; от 12.12.2014 № 309-ЭС14-3548 по делу № А50-11779/2013.

Изображение - Признание права собственности на земельный участок отсутствующим 580374612
Автор статьи: Сергей Синицын

Доброго времени суток, Сергей. Я чуть менее 12 лет работаю юристом. Считая себя специалистом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 5 проголосовавших: 4

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here