Предварительная преступная деятельность

Самое актуальное и важное на тему: "предварительная преступная деятельность" с комментариями профессионалов. Мы постарались доступно все объяснить. Если будут вопросы - вы можете обратиться за консультацией к дежурному юристу сайта.

Государственный экзамен по уголовному праву, УПП, Криминалистики.

Каждый вопрос экзамена может иметь несколько ответов от разных авторов. Ответ может содержать текст, формулы, картинки. Удалить или редактировать вопрос может автор экзамена или автор ответа на экзамен.

Деятельность лица, которая завершилась на стадии приготовления к преступлению или покушения на преступление, в науке уголовного права называется предварительной преступной деятельностью (ее называют также прерванной преступной деятельностью).

Уголовное право России наказуемыми признает три стадии совершения умышленного преступления: приготовление к преступлению; покушение на преступление и оконченное преступление.

1. Приготовление к совершению преступления:

Согласно ч. 1 ст. 30 УК приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

Под орудиями преступления обычно понимаются отличающиеся определенной ударной способностью твердые предметы либо специально изготовленные, либо приспособленные предметы вооружения, которые используются лицом в качестве средств нападения и причинения вреда потерпевшему (финский нож, пистолет, кастет и т.п.) либо в качестве средств преодоления препятствий при совершении преступного деяния (лом, электродрель, бульдозер и т.п.).

Под средствами совершения преступления понимают вещества, документы и предметы, используемые преступником при совершении преступления (например, поддельная доверенность на получение материальных ценностей, автомашина для перевозки похищенного).

Приискание средств и орудий для совершения преступления может выражаться в законном либо незаконном приобретении инструмента для взлома сейфа, в позаимствовании у других лиц таких предметов и веществ.

С объективной стороны приготовление к преступлению может выражаться в изготовлении либо приспособлении средств или орудий совершения преступления. Приспособление средств или орудий совершения преступления может заключаться в усовершенствовании предметов быта или орудий производства для целей преступного посягательства. Так, гражданское огнестрельное гладкоствольное длинноствольное оружие, хранящееся на законном основании, может быть переделано в обрез для использования при разбойном нападении на потерпевшего. С внешней стороны приготовление к преступлению может состоять в подыскании соучастников и их склонении на совместное совершение преступление, в сговоре между ними на совершение преступления. Создание иных условий для совершения преступления может заключаться в изучении обстановки, где планируется совершить преступление, в выслеживании жертвы насилия и т.п.

Приготовление к преступлению может заключаться в совершении действий (приискание или приспособление средств и орудий преступления), а также путем бездействия (при ином создании условий для совершения преступления). Для приготовления характерно совершение действий.

С субъективной стороны приготовление к преступлению совершается только умышленно, что вытекает из указания ч. 1 ст. 30 УК. При этом лицо действует только с прямым умыслом.

Согласно УК уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

2. Покушение на преступление и его виды:

Согласно ч. 3 ст. 30 УК покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

С объективной стороны покушение на преступление заключается, как правило, в совершении лицом активных действий, которые частично составляют объективную сторону соответствующего состава преступления. При покушении на преступление лицом выполняются признаки объективной стороны состава преступления частично либо полностью, однако при этом преступный результат, к которому стремилось лицо, не наступает по независящим от этого лица обстоятельствам.

Покушение характеризуется тем, что действия (бездействие) лица направлены непосредственно на совершение преступления, т.е. лицо приступает к непосредственному исполнению тех преступных действий (бездействия), которые составляют содержание объективной стороны соответствующего состава преступления. Если лицо в целях убийства потерпевшей взламывает двери ее квартиры, чтобы проникнуть в нес и лишить там ее жизни, однако при этом задерживается работниками милиции у этой двери, то содеянное им следует квалифицировать как приготовление к убийству, поскольку его действиями лишь создавались условия для совершения убийства. Однако если лицо взломало дверь, проникло в квартиру и пыталось изловить жертву в целях нанесения ей смертельных ударов ножом, но при этом было задержано сотрудниками милиции, то такие его действия заключают в себе признаки покушения на убийство (ч. 3 ст. 30 и ч. 1 или 2 ст. 105 УК).

Покушение на преступление характеризуется недоведением преступления до конца по независящим от лица обстоятельствам. Сказанное может быть связано с тем, что лицо еще не совершило всех тех действий, которые намеревалось совершить, однако его преступная деятельность была прервана вмешательством посторонних лиц. Либо по убеждению лица оно совершило все те действия, которые должны были привести к преступному результату, но этот результат не наступил по независящим от этого лица обстоятельствам.

При покушении на преступление иногда наступают те или иные общественно опасные последствия, хотя по своему характеру либо по объему являются не теми, к которым стремилось это лицо, например при покушении на убийство потерпевшему причинен лишь вред здоровью. Факт наступления не тех последствий, которые ожидались, следует учитывать при назначении наказания. Так, покушение на убийство, в результате которого потерпевший утратил способность самостоятельно передвигаться и обслуживать себя, более общественно опасно, чем покушение на убийство (при выстреле лицо промахнулось), не повлекшее каких-либо последствий для здоровья потерпевшего.

С субъективной стороны покушение на преступление совершается только умышленно, о чем говорится в ч. 1 ст. 30 УК, и с прямым умыслом. Покушение не может быть совершено с косвенным умыслом. В п. 2 постановления ПВС РФ от 27 января 1999 г. № 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» разъясняется: «если убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом, то покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом. ». Это положение постановления Пленума применимо и к другим случаям покушения на преступление.

В уголовном праве принято различать покушение оконченное и неоконченное. Такое деление производится по субъективному критерию: в зависимости от полноты реализации лицом своего преступного намерения. Оконченным признается покушение, при котором лицо совершило все те действия, которые оно считало необходимым совершить для доведения преступления до конца, однако преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам. Неоконченным признается покушение, при котором лицо не совершило всех тех действий, которые оно считало необходимым осуществить для доведения преступления до конца, однако дальнейшая преступная деятельность стала невозможной по независящим от этого лица обстоятельствам. В теории уголовного права его называют прерванным покушением.

Читайте так же:  Получение разрешения на строительство гаража

Прикладное значение деления покушения на оконченное и неоконченное заключается в том, что при оконченном покушении по общему правилу добровольный отказ от доведения начатого преступления до конца невозможен. При неоконченном покушении добровольный отказ возможен.

В науке уголовного права различают также покушение с негодными средствами и покушение на негодный (отсутствующий) объект.

Под покушением с негодными средствами подразумеваются случаи, когда входе совершения преступления лицо использует такие средства или орудия, применение которых в силу их непригодности не может повлечь за собой наступление преступного результата. Покушение с негодными средствами — разновидность фактической ошибки субъекта. Оно влечет за собой уголовную ответственность.

поскольку при этом лицо обнаруживает свою общественную опасность, а вред не наступает лишь в силу заблуждения лица относительно использованных средств или орудий совершения преступного деяния.

Под покушением на негодный (отсутствующий) объект подразумеваются такие случаи, когда лицо посягает на отсутствующий предмет уголовно-правовой охраны. Например, лицо в целях кражи денег взламывает сейф кассы учреждения, однако в том не оказывается денег; карманник проникает в карман пиджака потерпевшего и похищает лист бумаги с записями планируемых покупок вместо денег, которых в этом кармане не оказалось. При покушении на негодный (отсутствующий) объект лицо несет уголовную ответственность по правилам о покушении на преступление.

3. Оконченное преступление.

Согласно ч. I ст. 29 УК преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного УК. В статьях Особенной части УК предусматриваются составы оконченных преступлений. Вопрос о том, содержатся ли в действиях (бездействии) лица признаки состава оконченного преступления либо состава приготовления или покушения на какое-либо преступление, имеет важное значение не только для правильной квалификации содеянного, но и для решения вопросов о соучастии, о назначении наказания.

Данный вопрос решается с учетом того, как сформулирован в статье Особенной части УК состав соответствующего преступления, принадлежит ли он к так называемым материальным, формальным или усеченным составам.

Если состав соответствующего преступного деяния сформулирован в законе как материальный, то для признания содеянного оконченным преступлением необходимо установить, что в результате совершенного лицом действия или бездействия наступило предусмотренное законом преступное последствие.

При формальных составах содеянное рассматривается как оконченное преступление, если лицом совершены все предусмотренные в диспозиции статьи Особенной части УК действия, заключающие в себе объективную сторону соответствующего состава преступления. Наступление в таких случаях последствий, находящихся за пределами данного состава, может учитываться при назначении наказания.

При усеченных составах содеянное считается оконченным преступлением со стадии приготовления к преступлению либо со стадии покушения на преступление. Например, разбой (ст. 162 УК) считается оконченным преступлением с момента нападения в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия.

Определенными особенностями характеризуется момент окончания длящихся, продолжаемых, слагающихся из неоднократно совершаемых либо альтернативных действий. Длящееся преступление признается оконченным вследствие действия самого виновного, направленного к прекращению преступления, или наступления событий, препятствующих совершению преступления (например, в связи с вмешательством органов власти). Продолжаемое преступление признается оконченным с момента совершения последнего из задуманных действий.

Характер и содержание норм, устанавливающих ответственность за предварительную преступную деятельность, зависит от того, какой системы уголовного права придерживается законодательство той или иной страны. Различие в нормах, устанавливающих ответственность за предварительную преступную деятельность, можно проследить на примерах законодательства США (англо-американская система права) и Германии (континентальная система уголовного права).

Уголовное законодательство США предусматривает уголовную ответственность за предварительную преступную деятельность только со стадии покушения. Исключение составляют институты подстрекательства и сговора.

Покушение в новом кодифицированном законодательстве США является институтом Общей части Уголовного кодекса. Дореформенное уголовное законодательство штатов содержало нормы об ответственности за покушения на конкретные деяния (убийство, кражу и т.п.) как самостоятельные преступления.

Для отграничения уголовно наказуемого покушения от приготовления англо-американская теория уголовного права и судебная практика выработали доктрину “существенного шага”. В литературе для обозначения этого явления иногда используют также и другие термины: “последнего ближайшего (к результату) действия”, “опасной близости” и др. В соответствии с разделом 5 статьи 5.01 Примерного уголовного кодекса поведение не может быть признано существенным шагом, если оно не подтверждает убедительно наличие у деятеля преступной цели.

На основе предложенного Примерным уголовным кодексом подхода кодексы отдельных штатов также включили в определение покушения критерий “существенного шага”. Так, в части 1 статьи 500 УК штата Гавайи и части 1 статьи 705 УК штата Кентукки покушение определено как умышленное действие, которое при обстоятельствах, какими лицо себе их представляет, является существенным шагом в поведении человека и должно завершиться совершением преступления.

Следует отметить, что позиция, предложенная Примерным уголовным кодексом, была поддержана не во всех штатах США. В Уголовном кодексе штата Нью-Йорк было дано иное определение уголовно наказуемого покушения, без использования признаков “существенного шага”. Так, в § 110.00 статьи 110 УК покушение на преступление определено следующим образом: “Лицо виновно в покушении на совершение преступления, если с намерением совершить преступление оно осуществляет поведение, которое склонно привести к совершению такого преступления”. Это определение было заимствовано кодексами большинства штатов США.

Подобные определения покушения (без использования объективных критериев доктрины “существенного шага”) не позволяют четко разграничить покушение и приготовление. Оценка ситуации в подобных случаях, как правило, отдается на усмотрение суда. Все это дало повод ряду американских исследователей прийти к выводу о том, что в уголовном законодательстве большинства штатов США существует не объективная, а субъективная теория покушения. Подобный вывод подтверждают и некоторые решения судов по конкретным уголовным делам. Так, в решении суда по делу Розянкринца, вынесенном в штате Нью-Йорк в 1977 г., отмечается: “Чтобы ответить на вопрос, было ли совершено покушение. следует сосредоточить внимание на намерениях правонарушителя, а не на результатах деяния”.

Читайте так же:  Регистрация места жительства ребенка

Уголовному законодательству США известен институт добровольного отказа от доведения преступления до конца. Этот институт закреплен в Примерном уголовном кодексе и в законодательстве некоторых штатов. В Уголовном кодексе штата Нью-Йорк в § 40.10 (отказ от намерения совершить посягательство) добровольный отказ от преступления, исключающий ответственность лица, определен как полный отказ от своего уголовно наказуемого намерения, при котором обвиняемый вышел из участия в таком посягательстве до его совершения и приложил значительные усилия для предотвращения его совершения.

Правовые последствия покушения в странах с англосаксонской системой права неодинаковы. Так, в общем праве, а также в уголовных кодексах ряда штатов США за покушение может быть назначено такое же наказание, как и за оконченное преступление. В противоположность этому, во многих штатах США предусмотрено обязательное смягчение наказания за покушение по сравнению с оконченным преступлением.

В уголовном праве Германии предварительная преступная деятельность влечет ответственность только со стадии покушения. Приготовление, по Уголовному кодексу Германии, как правило, наказуемо при создании преступных сообществ и по отношению к некоторым особо опасным преступлениям. Институт покушения и его правовые последствия определены в § 22—24 УК Германии. Так, в § 22 отмечается: “Покушается на уголовно наказуемое деяние тот, кто по собственному представлению о деянии непосредственно приступает к осуществлению состава преступления”. По мнению немецких юристов, законодательная конструкция покушения основана на субъективной теории покушения. До 1975 г. в Уголовном кодексе законодательная модель покушения использовала объективные критерии. Эта стадия определялась как начало исполнения состава деяния. Использование субъективных критериев покушения, считают немецкие юристы, привело к распространению сферы наказуемого покушения на приготовительные действия и на признание уголовно наказуемым покушения с негодными средствами. По Уголовному кодексу Германии, покушение на преступление наказуемо всегда, а на проступок — в предусмотренных законом случаях. В соответствии с законом покушение может наказываться мягче, чем оконченное деяние.

Уголовному законодательству Германии известен институт добровольного отказа от преступления. Так, в части 1 § 24 УК признаки добровольного отказа от преступления и его правовые последствия определены следующим образом: “Не наказывается за покушение тот, кто добровольно отказывается от дальнейшего осуществления деяния или препятствует доведению такового до конца. Если же деяние и без содействия отказавшегося не доводится до конца, то он не наказывается при условии, что добровольно и серьезно стремился воспрепятствовать доведению данного деяния до конца”. В части 2 этого параграфа закреплены особенности добровольного отказа при соучастии: “Если в деянии участвуют несколько лиц, то за покушение не наказывается тот, кто добровольно препятствует доведению этого деяния до конца. Однако его добровольного и серьезного стремления воспрепятствовать доведению деяния до конца достаточно для его ненаказуемости тогда, когда деяние без его содействия не может быть окончено либо продолжаться независимо от его прежнего участия в данном деянии”.

Предварительная преступная деятельность и квалификация преступлений

Стадии совершения преступления – это определенные этапы умышленного преступления, отличающиеся друг от друга развитием объективной стороны и степенью реализации умысла виновного, имеющие самостоятельное уголовно-правовое значение, под которыми следует понимать приготовление к преступлению, покушение на его совершение и оконченное преступление.

В науке уголовного права относительно количества стадий совершения преступления имеются самые противоречивые мнения. Наиболее полной является следующая классификация: 1) формирование (обнаружение) умысла на совершение преступления; 2) приготовление к преступлению; 3) покушение на преступление; 4) оконченное преступление; 5) завершение преступной деятельности (сокрытие следов преступления, укрывательство преступника и др.). Выделение трех стадий совершения преступления не означает, что каждое умышленное преступление проходит в своем развитии все указанные стадии. Нередки случаи, когда умышленное преступление совершается без приготовительных действий, то есть, минуя первую стадию. Но даже и тогда, когда преступление проходит не все стадии, самостоятельное уголовно-правовое значение приобретает лишь та, которая приближала виновного к преступному результату. Теория уголовного права и судебная практика исходят из того, что каждая предыдущая стадия охватывается (поглощается) последней. Поэтому если лицо уничтожает следы своей преступной деятельности, то это не имеет никакого значения для квалификации его действий: в этом случае оно будет нести уголовную ответственность только за те действия, которые образуют состав конкретного преступления.

Объединение приготовления и покушения как относительно самостоятельных видов неоконченного преступления в одном понятии вполне оправдано тем, что они указывают на недоведение начатого преступления до конца. Но когда они объединяются для характеристики неоконченного преступления, то в самом названии содержится логическое противоречие: соединяются два этапа совершения одного и того же преступления, одним из оснований выделения которых является прекращение противоправных действий лица по независящим от его воли причинам.

Поэтому «неоконченное преступление» – это обобщенное понятие, которое охватывает как приготовление к преступлению, так и покушение на преступление. Если лицо, занимаясь подготовкой преступления, было задержано, то вполне понятно, что оно не могло развить свои противоправные действия. Если же оно было задержано при осуществлении покушения, то данная стадия поглощает собой приготовление к преступлению.

Представляется, что неоконченным преступлением следует считать общественно опасное, противоправное, умышленное и наказуемое создание лицом необходимых условий для совершения деяния, предусмотренного Особенной частью УК, либо последующее непосредственное совершение им данного деяния, если они не доведены до конца в силу возникших обстоятельств, не зависящих от данного лица.

Одним из основных видов неоконченного преступления является покушение на преступление. В самом уголовном законе нет деления покушения на виды. В науке уголовного права, как правило, называются два его основных вида: оконченное и неоконченное покушение на преступление. Кроме того, выделяют еще и негодное покушение.

Видео (кликните для воспроизведения).

Неоконченным считается такое покушение, при котором виновный по независящим от него обстоятельствам еще не выполнил полностью необходимых, с его точки зрения, действий (бездействия) и, таким образом, не совершил преступления. Например, лицо прицеливается из пистолета, намереваясь произвести выстрел и причинить потерпевшему смерть; замахивается ножом с целью причинить тяжкий вред здоровью; взламывает замки квартиры, чтобы совершить кражу, но во всех случаях преступления пресекаются посторонними гражданами. В подобных ситуациях виновное лицо не совершает всех желаемых действий, необходимых для завершения преступления. При этом оно осознает, что еще полностью не совершило всего того, что нужно для окончания преступления.

Читайте так же:  Штраф за превышение скорости узнать

Оконченным покушение будет тогда, когда лицо совершило все действия, которые, по его мнению, были необходимы и достаточны для завершения преступления. Характерной особенностью этого вида покушения является убеждение виновного в том, что с его стороны не требуется каких-либо дополнительных действий или усилий для того, чтобы преступление было доведено до конца. Преступление при этом не завершается по независящим от виновного лица обстоятельствам. Типичными примерами оконченного покушения будут: производство выстрела с целью лишения жизни потерпевшего, если виновный промахивается либо причиняет лишь ранение; дача в тех же целях большой дозы сильного яда, действие которого нейтрализуется в связи с оказанием медицинской помощи, и др.

Случаи, когда лицо ошибается относительно предмета посягательства, средств совершения преступления или недооценивает препятствие, которое намеревается устранить для успешного осуществления задуманного преступления, называют негодным покушением.

Можно выделить виды негодного покушения:

1) покушение на негодный предмет, которое заключается в том, что лицо вследствие допускаемой ошибки совершает действия, которые в действительности не могут причинить ущерба объекту уголовно-правовой охраны. При этом лицо ошибается не в объекте преступления, а в предмете посягательства или личности потерпевшего. Примерами здесь могут быть попытка приобретения мошенническим способом фальшивого камня, принятого за драгоценный; выстрел в труп, когда виновный считал, что стреляет в живого человека, и т.п.;

2) покушение с негодными средствами. Это будет ситуация, когда лицо применяет для преступного посягательства средство либо орудие, которые по своим объективным свойствам не могут быть использованы для достижения намеченной цели. При этом различаются средства, абсолютно непригодные для совершения преступления (безвредный порошок, принятый за яд; газовый пистолет, который виновный считает боевым) и непригодные в данных условиях (неисправное огнестрельное оружие);

3) покушение с недостаточной силой. Этот вид покушения имеет место в случаях, когда лицо недооценивает препятствие, которое ему требуется преодолеть или ошибается в оценке применения силы воздействия на это препятствие.

В литературе можно встретить еще один вид – покушение с ничтожными средствами, когда лицо, заблуждаясь в силу своего невежества, использует различные заклинания, наговоры, т.е. такие средства, которыми невозможно причинить вред охраняемым уголовным законом интересам. Однако уголовная ответственность за подобные действия не наступает, поэтому вряд ли стоить выделять такое деяние в качестве покушения на преступление.

Несмотря на эти теоретические положения, некоторые трудности квалификации неоконченных преступлений все же имеются. Одной из них является проблема уголовно-правовой оценки поведения лица, совершившего противоправные действия. Ярким примером служат материалы следующего уголовного дела (до внесения в УК изменений от 8 декабря 2003 г.): П. была осуждена по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 200 УК. Она обвинялась в том, что, являясь продавцом, ответственным за соблюдение сроков реализации товаров, торговала колбасой, срок реализации которой истек. Но по не зависящим от нее обстоятельствам П. не продала колбасу: эта продукция была снята с реализации работниками милиции.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ прекратила данное уголовное дело за отсутствием состава преступления, указав, что, как следует из материалов дела, колбаса на момент проверки лежала на витрине магазина и ее никто не покупал. Суд первой инстанции указал, что П. не смогла реализовать продукцию по не зависящим от нее обстоятельствам, оценив подобные действия как покушение на введение в заблуждение потребителей относительно потребительских свойств и качеств товара. Однако само по себе выставление на продажу товара с оконченным сроком реализации, хотя он не был продан и не произведен расчет с покупателем, является только приготовлением к совершению данного преступления. Поскольку преступление, предусмотренное ст. 200 УК, в соответствии со ст. 15 УК, является преступлением небольшой тяжести, то приготовление к совершению данного преступления уголовной ответственности не влечет.

Еще одна сложность связана с доказыванием субъективной стороны преступления, то есть, умысла лица, направленного на достижение конкретной цели. Дело в том, что при приготовлении к преступлению необходимо доказать не только какие-либо совершенные действия лица в настоящем или прошлом, но и неотвратимость совершения противоправных действий в будущем, которые пока не были совершены. Добровольный отказ от совершения преступления в этом случае возможен в форме бездействия, а это означает, что лицо всегда имеет возможность заявить, что отказалось от своих намерений продолжать преступную деятельность. Опровергнуть же подобное заявление, как правило, невозможно, особенно если преступление подготавливается одним лицом или близкими родственниками.

Даже если подозреваемый признает себя виновным в совершении неоконченного преступления (что в настоящее время происходит редко, так как проще и «выгоднее» отказаться от дачи показаний, ознакомиться с материалами дела по окончании расследования, оценить имеющиеся доказательства, а в судебном заседании всегда можно заявить, что следователь не проявил должного уважения, и потому не было желания с ним общаться), то оценить их достаточно сложно. Например, лицо может заявить, что хотело похитить что-либо ценное, находящееся в квартире. Из показаний потерпевших можно установить, какое имущество находилось в квартире, выяснить его стоимость, однако все ли вещи и ценности должны быть вменены такому лицу при совершении покушения? То есть, возникает проблема квалификации действий при неопределенном умысле, так как имеется опасность объективного вменения, что недопустимо.

Направленность умысла может существенно различаться в теории уголовного права и судебной практике. Например, можно представить ситуацию, когда лицо незаконно приобретает неисправное огнестрельное оружие. Такие действия, согласно правилам квалификации, должны расцениваться как покушение на незаконное приобретение, хранение или ношение оружия. Однако п.п. 12 и 13 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» говорят о том, что нельзя трактовать как покушение на незаконное приобретение, хранение или ношение оружия действия лица, которое приобрело неисправное либо учебное оружие, желая его использовать для совершения преступления в дальнейшем. В этом случае подобные действия должны рассматриваться как оконченное преступление.

Читайте так же:  Статья 292 ук рф служебный подлог

Еще один аспект данной проблемы заключается в сложности оценки действий и умысла лица, что можно проиллюстрировать таким примером.

Р. был привлечен к уголовной ответственности за покушение на убийство, причинив потерпевшей ножевое ранение в область шеи. Суд не усмотрел в действиях Р. умысла на убийство и признал его виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью. Верховный Суд Российской Федерации, отменив данное решение в кассационном порядке, указал, что суд первой инстанции не исследовал надлежащим образом и не оценил характер действий Р., который использовал нож с длиной клинка 11 см, высказывал намерение убить потерпевшую, нанес удар в жизненно важный орган и пытался нанести второй, не сумев этого сделать по не зависящим от него обстоятельствам. При новом рассмотрении дела Р. был осужден за покушение на убийство.

В ходе расследования и судебного разбирательства необходимо учитывать и момент окончания преступления, что зависит от конструкции состава преступления. Например, разбой (ст. 162 УК) является оконченным преступлением с момента нападения, даже если при этом виновный не смог завладеть имуществом. Однако практика знает случаи, когда может иметь место покушение на совершение разбойного нападения. Так, Н. признан виновным в покушении на разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия. Согласно материалам уголовного дела, М. предложил Н. и двум другим соучастникам совершить нападение на квартиру С., на что все дали свое согласие. Согласно разработанному плану, Н. указал квартиру С. и остался у подъезда для наблюдения за обстановкой. Затем Д. позвонил в квартиру С., но последний, открывая замки, увидел в дверной глазок, что один из преступников надевает маску, в связи с чем дверь не открыл, а стал кричать, что вызовет милицию. Испугавшись, соучастники убежали.

Дата добавления: 2014-12-20 ; просмотров: 20 | Нарушение авторских прав

Вопрос о стадиях развития преступной деятельности имеет большое значение для решения проблемы об основаниях и правилах уголовной ответственности за неоконченное преступление.

Следуя уголовно-правовой доктрине континентальных стран Европы, УК Италии 1930 г. в действующей редакции объявляет, в принципе, наказуемой только одну стадию преступной деятельности — покушение. Покушение, согласно УК, влечет за собой уголовную ответственность только в случае, если оно является покушением на преступление в собственном смысле слова. Покушение на уголовный проступок не влечет уголовной ответственности.

Законодательное понятие покушения содержится в ст. 56 УК: «Тот, кто совершает действия, способные причинить вред и непосредственно направленные на совершение преступления, отвечает за покушение, если действие не доводится до конца или результат не наступает».

Автор УК 1930 г. А. Рокко в части положений, касающихся преступления и наказания, сохранил преемственность между УК 1889 г., основанным на принципах классической школы уголовного права, и новым УК, впитавшим ряд идей антрополого-социологического направления. Поэтому в основу проблемы ответственности за неоконченное преступление был положен принцип классической школы («Никто не подлежит наказанию за свои мысли»). Обнаружение умысла в любой форме (устной или письменной) не влечет за собой применения мер уголовного наказания.

Однако в Особенной части УК имеются так называемые усеченные составы преступлений, в которых предусмотрены санкции и за обнаружение умысла, и за приготовительную деятельность. Особенно много таких конструкций в разделе о государственных преступлениях.

Так, согласно ст. 246 УК карается получение денег гражданином Италии от иностранца с целью совершения действий, противных национальным интересам, и даже только согласие на получение денег, что можно определить исключительно как обнаружение умысла.

В случае уголовной наказуемости таких действий, как восхваление подрывной или антинациональной пропаганды (ст. 272 УК) и восхваление подстрекательства к совершению государственного преступления (ст. 303 УК), законодатель допускает ответственность за образ мыслей, что противоречит ст. 21 действующей Конституции Италии. В ст. 21 итальянской Конституции закрепляется свобода граждан выражать свои мысли в устной и письменной форме, а также распространять их любым способом.

Согласно ст. 302 УК уголовно наказуемым деянием является подстрекательство к совершению государственного преступления, даже если подстрекательство не было воспринято (неудавшееся подстрекательство), что, но сути, является приготовлением к преступлению.

Как приготовление следует расценивать тайное проникновение на военные территории и незаконное обладание средствами шпионажа (ст. 260 УК).

В итальянском УК многочисленны случаи наказуемости оконченных преступлений таких приготовительных действий, как создание сообществ с целью совершения преступлений (подрывные ассоциации, антинациональные ассоциации, вооруженная банда, преступное сообщество, преступное сообщество мафиозного типа), что является реакцией законодателя на широкое распространение организованной преступности в стране.

В норме Общей части УК о покушении на преступление специально указывается, что при контрабанде покушение на деяние приравнивается к совершенному преступлению. Так же, как оконченные преступления, наказываются покушения различного рода на президента Республики и глав других государств.

Наличие усеченных составов объясняется в ряде случаев повышенной общественной опасностью некоторых деяний, в других случаях этим обеспечивается эффективность применения репрессии против любого проявления политической неблагонадежности, при этом формально достигается соблюдение правила, согласно которому стадии, предшествующие покушению, считаются ненаказуемыми.

В настоящее время в итальянской, а также французской судебной практике получила распространение концепция, разработанная итальянской уголовно-правовой доктриной, согласно которой допускается наказуемость приготовления как покушения. Так, покушением считается такое действие, которое не может быть объяснено иначе, нежели преступным умыслом исполнителя. Действие, подлежащее многозначному истолкованию и не представляющее собой установленной с несомненностью стадии развития преступной деятельности, покушением не является. Так, например, если покупка оружия не может быть объяснена ничем другим, как приготовлением к совершению убийства, то она будет считаться покушением.

Если не будет доказано, что обвиняемый таким образом готовился к совершению преступления, и останется хоть малейшая возможность для другого рода версии (например, человек приобрел оружие охраны для своего дома), не будет и покушения.

Читайте так же:  Единый кадастровый реестр земельных участков московской области

Как правило, приискание и приспособление орудий, создание других условий для совершения преступления могут быть объяснены различными обстоятельствами, поэтому чаще всего они не повлекут за собой уголовную ответственность. Авторы данной концепции считают, что предложили оптимальный критерий для разграничения приготовления и покушения. Итальянские юристы полагают нецелесообразным устанавливать в законе, какие действия являются приготовительными, а какие составляют покушение на преступление. Определение приготовительной деятельности содержится только в доктрине. Так, наиболее признанным считается определение приготовления как деятельности, которая еще не нарушила запрет, содержащийся в уголовно-правовой норме, а покушения или «начала исполнения» — как действий, которые затрагивают элементы, составляющие описанное в законе преступление, либо отягчающие обстоятельства.

Согласно теории уголовного права Италии покушение имеет место, «во-первых, когда конечная цель субъекта совпадает с вредом, который закон предусматривает как преступление; во-вторых, когда результат действия представляет собой вместо вреда, который закон определяет как преступление, опасность наступления этого вреда; в-третьих, когда расхождение между результатом и конечной целью субъекта не могло быть определено изменением намерения лица, в случае которого вместо покушения имел бы место отказ от преступления» [1] .

Для уголовной ответственности за покушение на преступление по УК характерно определение размера наказания в норме Общей части, при этом законом предусматривается смягчение наказания за покушение по сравнению с оконченным преступлением. Согласно ст. 56 УК покушение наказывается заключением на срок не менее 12 лет, если за преступление предусмотрено пожизненное лишение свободы, а в других случаях наказание, предусмотренное за оконченное преступление, сокращается на срок от одной трети до двух третей. Ограничение размера наказания за неоконченную преступную деятельность предусматривается теперь и в УК РФ в ст. 66.

С субъективной стороны покушение возможно только на умышленные преступления. Вопрос о возможности покушения, совершаемого с косвенным умыслом, в итальянской уголовно-правовой доктрине является дискуссионным. Не может быть покушения на преступления, совершаемые по неосторожности, и преступления с претеринтенциональной формой вины. Такими преступлениями считаются деяния, при которых из действия или бездействия лица вытекает результат, наносящий ущерб более тяжелый, чем желал субъект [2] .

УК предусматривает возможность добровольного отказа от преступления, который является обстоятельством, исключающим уголовную ответственность. Совершенные действия наказываются только в том случае, если они сами по себе содержат признаки преступного деяния.

Добровольный отказ состоит в прекращении деятельности по воле самого субъекта. Аналогично российской уголовно-правовой доктрине итальянская теория уголовного права различает оконченное и неоконченное покушения. По мнению большинства итальянских авторов, добровольный отказ возможен только на стадии неоконченного преступления.

В случае покушения на преступление, совершаемое путем бездействия, добровольный отказ должен выразиться в осуществлении тех действий, которые лицо должно выполнить (например, мать возобновляет кормление новорожденного ребенка).

Возможен добровольный отказ одного из соучастников. Однако необходимо, чтобы соучастник, отказавшийся от совершения преступления, исключил свой вклад в достижение преступного результата или выполнил действия с целью воспрепятствования его наступлению.

УК также регламентирует деятельное раскаяние. Деятельное раскаяние заключается в добровольном совершении действий, препятствующих наступлению преступного результата после совершения преступления. Деятельное раскаяние является смягчающим ответственность обстоятельством. В случае деятельного раскаяния лицо подвергается наказанию, установленному за покушение на преступление, размер которого уменьшается от одной трети до половины (ст. 56 УК). В итальянском уголовном праве деятельное раскаяние считается возможным только в «материальных» преступлениях.

Если виновный добровольно отказывается от действия, то подлежит наказанию лишь тогда, когда содеянное само по себе образует иное преступление (ч. 3 ст. 56 УК). Аналогичное положение предусмотрено ч. 3 ст. 31 УК РФ.

Законом Итальянской Республики от 29 мая 1982 г. установлено специальное основание, исключающее наказуемость за покушение, совершенное с целью терроризма или подрыва конституционного порядка в случае, если лицо добровольно препятствует наступлению преступного результата и предоставляет доказательства, необходимые для обнаружения преступления и установления возможных соучастников. Такая мера вызывается стремлением облегчить правоохранительным органам расследование и борьбу с подобными преступлениями.

Итальянская уголовно-правовая доктрина содержит понятие негодного покушения, или так называемого невозможного преступления.

Преступление считается невозможным в двух случаях:

  • 1) в случае совершения действий, не способных причинить преступный результат;
  • 2) в случае отсутствия объекта уголовно-правовой охраны.

По закону невозможное преступление не считается преступлением. Однако в случае совершения негодного покушения суд может применить к освобожденному от уголовной ответственности лицу меру безопасности.

Нужно отметить, что доктрина уголовного права Италии предлагает различать абсолютно невозможное преступление и относительно невозможное. Абсолютно невозможное преступление — это деяние, которое с самого начала было неспособно повлечь за собой преступные последствия (например, всыпание в напиток азотнокислого висмута вместо мышьяка). Относительно невозможным является деяние, которое при более совершенной организации способно причинить ущерб (например, выстрел, совершенный вне пределов досягаемости потерпевшего).

По мнению итальянских юристов, абсолютно невозможное преступление не подлежит уголовному наказанию, а относительно невозможное преступление по своей природе близко к неудавшемуся преступлению, под которым понимается оконченное покушение, и должно наказываться но тем же правилам, что и это последнее.

Провозглашение итальянским законодателем уголовной ответственности только за покушение на преступление, наличие положений о добровольном отказе от совершения преступления, о деятельном раскаянии свидетельствуют о стремлении либерализировать ряд уголовно-правовых институтов в УК 1930 г.

Видео (кликните для воспроизведения).

Представляется отступлением от демократической традиции наличие норм в Особенной части УК, карающих обнаружение умысла и приготовительную деятельность как оконченные преступления, что позволяет правоохранительным органам усиливать репрессию в случае малейшего нарушения интересов государства.

  • [1] Camelutti F. Teoria generale del diritto. Roma, 1946. P. 278.
  • [2] Ramacci G. Istituzioni di diritto penale. Torino, 1988. P. 232—233.
Изображение - Предварительная преступная деятельность 580374612
Автор статьи: Сергей Синицын

Доброго времени суток, Сергей. Я чуть менее 12 лет работаю юристом. Считая себя специалистом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны с целью донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Однако чтобы применить все, описанное на сайте всегда необходима консультация с профессионалами.

Обо мнеОбратная связь
Оцените статью:
Оценка 5 проголосовавших: 4

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here